с. Витязь, Хасанский район, Приморский край

бухта Витязь, полустров Гамова. Домики.

+7 (984) 141-95-89

История Гамова и Витязя

Доисторический Гамов

Человек Разумный обитает в этой части Восточной Азии даже не тысячелетия, а десятки тысяч лет. Доисторическая эпоха - неолит, бронзовый, железный век - все это оставило здесь свои следы. Культурных слоев здесь как и на всей территории Хасанского района много и работы для палеотологов тоже. 

Бронзовый, а за ним и железный века сменили в Южном Приморье неолит уже в первом тысячелети до нашей эры. Тогда же на территории Приморья появляются первые следы более-менее крупных поселений с оборонительныи стенами.

Но все же полустров Гамов всегда лежал немножко в стороне от торных путей цивилизации. Даже в относительно шумные для Приморья времена бохайцев и чжурженей это была тихая, патриархальная периферия. Пока не пришли русские.

Русские идут

Первым судном под флагом Российской Империи был фрегат "Паллада". По вечерам того далекого 1854 года  офицеры на борту вспоминали любимых дам и разыгрывали в карты право присовокупить свое имя к очередному вновь рожденному топониму. И тут, похоже, масть поперла молодому гардемарину Д.И. Гамову. В отличие от своего куда менее патриотичного, но намного болеее знаменитого тезки-астрофизика, Дмитрий Иванович во всем остальном - личность практически безвестная. Можно даже сказать, некто, носящий имя знаменитого ныне полуострова и еще целого ряда географических и социально-культурных объектов.

Восемь лет спустя, в 1962 году экспедиция В.М. Бабкина детально исследовали и описала береговую линию полуострова. К тому времени здесь уже во-всю пытались окопаться первопоселенцы.

Но по-настоящему здесь закипела жизнь, когда на полуостров обратили свое внимания сыновья Михаила Янковского (Ян. Янковский) и Михаила Шевелева (Владимир Шевелев), основавшие здесь оленеводческое хозяйство "Сосновые скалы". Масштаб их деятельности до сих пор позволяют оценить величественные руины оборонного дома Янковского и просеки на всех склонах горы Туманная. Только защитная стена из металлической сетки высотой в 4 метра тянулась на целых 2 версты. Здесь уже тогда, в начале 20 века, была местная телефонная связь. Помимо оленей здесь были стояли конюшни, где разводили породистых лошадей, работала ферма крупного рогатого скота (коровы).

Опасность в виде бродячих групп китайских бандитов (хунхузов), терроризироваших в те годы Приморье, сподвигла Яна на строительство его оборонного дома. Высокий с зубчатым парапетом на самом верху и окнами, больше похожими на бойницы, дом Янковского и в самом деле однажды пригодился по прямому, оборонному назначению. В семье даже дети с достаточно малого возраста ложились спать с ружьем и патронами рядо и подробной инструкцией как и что делат ьвслучае тревоги. 

Олег Шевелев, прибывший сюда с отцом (Владимира Шевелева) в 10-летнем возрасте, ввпоследствии оставил потомкам книгу воспоминаний об этом месте и годах проведенных здесь. В частости, он утверждает, что из дома даже шел тайный подземный ход к ближайшему оврагу. 

Но затем, не успев как следует пожить в собственном доме, Ян Янковский внезапно умирает то ли от испанки, то ли от неизвестной болезни в возрасте всего 35 лет. А потом пришли Советы, и экономика бухты Витязь надолго пришла в упадок.

Ян Янковский Ручной барс Самсон Жена Янковского с "кисой" Схема оборонного дома

 

"Мы покоряем города..."

В 40-е годы на Гамове плотно обосновались военные. Здесь функционировала база дизельных подводных лодок со всем необходимымо для жизнедеятельности хозяйством - емкостями для горючего, складами оружия и снаряжения, казармами и пирсом в кутовой части бухты. Бухту возле пирса специально углубили. 

Для комсостава было построено большое двухэтажное здание - единственный объект тех времен, который до сих пор находится в приличном и эксплуатируемом состоянии. Тогда же для защиты базы и был установлена гамовская двухбашенная и четырехпушечная батарея калибром в 180 мм.

Жизнь здесь кипела и била ключом примерно как как в фильме "Анкор, еще анкор". Но в конце 80-х базу закрыли, а на освободившиеся помещения тут же положили свой взгляд и "набежали тут" ученые ДВНЦ.

НИИЧАВО

80-е годы - пожалуй, второй яркий период в жизни бухты Витязь. Ученые здесь развили бурную и даже вполне плодотворную деятельность, которой стоит посвятить отдельную статью. Их было здесь много, они кипели планами.

Были построены общежитие, аквариальная, лаборатории. Впрочем и военные тоже тогда до конца не ушли. Военный дельфинарий, где пытались учить сивучей душить американских "морских котиков" и поскать на дно авианосцы, тоже вовсю функционировал. Но пожары, непрерывно уничтожавшие то новую лабораторию, то скромное общежитие, то задумчивое деревянное плавсредство плюс плохая логистика плюс ухудшавшееся в 80-е годы материальное положение СССР сделали все вместе свое черное дело - ученые отступили, оставив арьегард в лице сотрудников ТОИ, окопавшихся на мысе Шульца до наступления светлых времен. Возможно, они что-то знают, но пока молчат. Военный дельфинарий тоже пережил рассвет науки и был закрыт уже во второй половине 90-х.

Все это теперь живет только в воспоминанихя - СССР, молодые энтузиасты дальневосточной науки 80-х, печальный сивуч, котого кормят фаршированными кальмарами.

Витязь начала 90-х - роматичное, но слегка грустноватое место с коровами, принимающими морские ванны на нынешнем деревенском пляже и деревенскими же туалетами без дверец - а от кого, дескать, прятаться, все ведь свои...

Смена концепции развития

Но поскольку мечты сбываются только у членов правления разных госмонополий, а жить как-то надо всем, то местное насление, пусть и не сразу, но обнаружило и раскупорило таки свою собственную скважину - турбизнес. Первые турбазы открыли свои двери для отдыхающих в конце 90-х. В начале нулевых процесс пошел семимильными шагами, и теперь Витязь - самый настоящий курортный поселок, хоть и не такой шумный и многолюдный как Андреевка. 

Забронировать домик на Витязе